RichLand

Справочная:

8 (495) 392-01-54

Дежурный администратор:

8 (916) 851-20-30

Помощь на дому:

8 (495) 135-03-03

Платные услуги:

8 (977) 799-39-00

Справочная филиала №1:

8 (499) 725-49-86

Дежурный администратор:

8 (910)485-85-33

Помощь на дому:

8 (495) 135-03-03

Платные услуги:

8 (977) 799-39-01

Справочная филиала №2:

8 (495) 322-18-55

Дежурный администратор:

8 (965) 207-60-34

Помощь на дому:

8 (495) 135-03-03

Платные услуги:

8 (977) 799-39-02

Справочная филиала №3:

8 (495) 391-54-02

Дежурный администратор:

8 (929) 968-81-95

Помощь на дому:

8 (495) 135-03-03

Платные услуги:

8 (977) 799-39-03

Игорь Хатьков: ранняя диагностика — основное направление в борьбе с раком

Новости медицины
9 Февраля 2018

Игорь Хатьков: ранняя диагностика — основное направление в борьбе с раком

Департамент здравоохранения Москвы 3 февраля организовал ежегодную акцию к Всемирному дню борьбы с раковыми заболеваниями, который отмечается 4 февраля. В рамках акции каждый желающий мог бесплатно обследоваться в ведущих клиниках Москвы и получить консультации врачей: онкологов, колопроктологов, эндокринологов, онкологов-маммологов, онкогинекологов, онкоурологов и других специалистов. По подсчетам департамента, в этом году в акции приняли участие около четырех тысяч человек. Главный внештатный специалист-онколог департамента здравоохранения Москвы Игорь Хатьков рассказал РИА Новости, почему важно помнить о собственном здоровье даже в молодом возрасте и как в Москве строится медицинская помощь раковым больным.

— Расскажите, пожалуйста, об акции к Всемирному дню борьбы против рака. Много ли проводится подобных мероприятий в Москве по ранней диагностике?

— Надо начать с того, что онкология — это очень важная область медицины. Это актуальное направление сохранения здоровья населения, потому что по смертности она в подавляющем большинстве развитых стран стоит на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний. В некоторых странах за счет сильного снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний онкология выходит на первое место. Например, такая ситуация сложилась в Южной Корее.

В Москве онкология стоит на втором месте, поскольку у нас достигнуты достаточно серьезные успехи в снижении смертности от инфаркта миокарда: например, стационарно в три раза. Люди стали жить дольше, продолжительность жизни в Москве значительно увеличилась. Соответственно, мы стали наблюдать больше пациентов, и при увеличении продолжительности жизни населения усилия, которые направлены на борьбу с онкологическими заболеваниями, очень важны. Они реализуются ежедневно, ежечасно и ежесекундно по многим направлениям. Это и профилактика онкологических заболеваний, и своевременная диагностика, и лечение и так далее.

Основное направление усилий онкологических служб мира и, соответственно, Москвы — это ранняя диагностика, потому что и результаты лечения, и методы лечения принципиально разнятся, когда мы получаем пациента с первой стадией. Сегодня в Москве на ранних стадиях (I и II стадиях) выявляется 58,07% онкозаболеваний, то есть больше половины пациентов, поэтому очень важны любые акции, которые способствуют тому, что мы привлекаем на обследование здоровых в онкологическом плане пациентов, у которых нет никаких симптомов и жалоб.

Одной из таких акций является Всемирный день борьбы против злокачественных заболеваний, который отмечается 4 февраля. В этот день усиливается пропаганда, используется точечный, концентрированный удар в плане информирования населения о том, что надо обследоваться даже здоровым. Консультации и обследования в этот день проходят в более открытом режиме, часто в выходные, когда учреждения все-таки работают с меньшей нагрузкой. Во время этой акции они начинают работать более активно, иногда даже более активно, чем в будние дни. Любой человек может прийти и бесплатно пройти комплексную диагностику, исходя из своих жалоб. Если жалоб нет, человек может пройти диагностику, соответствующую своему возрасту. Диагностика проводится по существующим скрининговым программам или программам диспансеризации, которые перекликаются во многом со скринингом.

— Пользуются подобные акции спросом у москвичей? На какое количество людей рассчитана акция?

— Ежегодно на такие акции приходит в среднем порядка 4 тысяч человек по всей Москве. Нужно сказать, что каждая женщина старше 21 года должна в обязательном порядке ходить к гинекологу, чтобы ей посмотрели шейку матки и сделали определенные тесты на выявление предраковой патологии или даже опухолей, которые, я повторюсь, в начальной стадии очень хорошо лечатся. Достижение 39 лет для женщины — это повод сделать маммографию, для мужчин старше 40 лет — сдать ПСА (простатический специфический антиген, опухолевый маркер на рак простаты — ред.). Женщинам и мужчинам старше 50 лет нужно как минимум сдать кал на скрытую кровь, а лучше сделать гастроколоноскопию. Все эти исследования во время акций проводятся, и мы стараемся привлечь как можно больше людей. Если обратиться к статистике, то среди мужчин самыми частыми являются заболевания предстательной железы, легких, бронхов и трахеи, а среди женщин — рак молочной железы и тела матки. Одинаково частым для всех является рак кожи.

На самом деле в Москве возможность провериться существует постоянно, потому что у нас есть амбулаторно-поликлиническая сеть, на которой лежит основная нагрузка по обследованию населения. В результате программы модернизации она оснащена очень хорошо, всем необходимым лабораторным и диагностическим оборудованием. Можно прийти не обязательно 4 февраля. Конечно, для больного это бесплатно, так как эти исследования входят в программу государственной гарантии, в программу обязательного медицинского страхования и могут быть выполнены в любой день в году.

— Как строится оказание онкобольным пациентам высокотехнологичной помощи?

— Помощь онкологическим больным трехуровневая. Первый этап — это амбулаторная диагностика, она лежит в сфере занятий врачей общей практики, участковых терапевтов и врачах центра здоровья. Если у пациента в результате диспансерного осмотра выявляется подозрение на злокачественное образование или само злокачественное образование, а также если пациент приходит к врачу и жалуется на что-то, то он после дообследования отправляется в онкологические стационары или амбулатории. То есть онкологическая помощь также состоит из двух частей: амбулаторной и стационарной. В амбулатории иногда проводится уточняющая диагностика, если ее нет возможности выполнить в поликлинической сети.

Решения о лечении любого онкологического больного обязательно принимаются консилиумом при участии трех специалистов: хирурга, химиотерапевта и лучевого терапевта. Они определяют стратегию лечения, потому что она может быть разной: какие-то опухоли в первую очередь лечатся хирургически, какие-то химиотерапевтически, при каких-то сначала применяются лучевые методы. Но, как правило, это комплексное применение, как минимум два из этих воздействия обязательно применяются. Это, конечно, за исключением первой стадии, потому в таких случаях лечение принципиально упрощается.

После проведения специализированного лечения пациент, как правило, наблюдается в амбулаторном режиме. Проводится курс химиотерапии либо наблюдение по тем стандартам, которые на сегодняшний день в мире приняты и узаконены в различных клинических рекомендациях.

— Применяются ли роботизированные технологии, сколько операций с их помощью проводится в год?

— Что касается высокотехнологичной помощи, то она оказывается онкологическим больным в первую очередь. Подавляющее большинство операций онкологических пациентов — это операции с применением сложной техники, которая закуплена правительством Москвы. Применяются и разные виды хирургических методик. Это и обычные операции, так называемые открытые, когда выполняется разрез — при таких операциях используются самые современные сшивающие аппараты, ультразвуковые скальпели, специальные аппараты для безопасной биполярной коагуляции и так далее. В хирургию сегодня привнесли очень много технологий.

Выполняются и эндоскопические операции (операции через небольшой разрез — ред.). У нас нет цели просто выполнить эндоскопическую операцию онкобольного, все-таки самая главная задача — выполнить ее правильно. Поскольку операции сложные, нельзя сказать, что сегодня эндоскопический метод повсеместно распространен, но этого и не нужно. Для этого есть специальные учреждения: скажем, наш центр порядка 70% операций онкологических больных выполняет лапароскопически или торакоскопически, то есть без разрезов, через отдельные проколы.

В принципе, мы уже доказали, что результаты таких операций не хуже, чем открытых, а в непосредственной оценке послеоперационных результатов даже лучше. Больные легче реабилитируются, соответственно, есть больше возможностей начать раньше химиотерапию и другие виды лечения. За последний год у нас вышло достаточно много публикаций в мировых журналах, которые это подтверждают.

Надо сказать, что количество высокотехнологичных операций растет. Скажем, в нашем центре по высоким технологиям выполняется порядка полутора тысяч операций. В том числе с применением робототехники. Это цифры именно по ВМП (высокотехнологичной медицинской помощи — ред.), на самом деле всего за прошлый год в учреждении сделано около девяти тысяч плановых операций.

— Сколько средств выделяется на закупку препаратов? Удается ли снижать стоимость лекарств? Если да, то за счет чего?

— На сегодняшний день финансирование у нас достаточно хорошее. Средств выделяется очень много, несмотря на определенные серьезные проблемы, которые существуют в мире, связанные с появлением новых видов терапий и лекарственных препаратов. Появилась таргетная терапия, появилась иммунотерапия, появляются и новые препараты. Эти препараты тестируются, показания к их применению расширяются, что требует серьезных финансовых затрат. Практически нет стран в мире, где это давалось бы легко и было бы на полном государственном обеспечении.

Однако за три года моей работы на позиции главного внештатного специалиста по онкологии в департаменте здравоохранения Москвы финансирование увеличилось более чем в два раза. И на сегодняшний день мы закупаем достаточное количество самых современных препаратов для обеспечения онкобольных москвичей. У нас подавляющее большинство пациентов вовремя получает самую адекватную терапию.

— Как в целом оценивается состояние с заболеваемостью онкологией в столице? Растет ли число онкобольных в Москве, за счет чего?

— На сегодняшний день — у нас в канцерегистре (регистр онкологических больных — ред.) по данным на 1 января 2017 года состоит порядка 290 тысяч человек. При этом средний ежегодный прирост онкобольных от этого регистра в Москве составляет 7,1%, и на это есть несколько причин. Первая — это общее увеличение продолжительности жизни. Вторая, это более раннее выявление онкологических заболеваний. Снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний также приводит к увеличению процента диагностики. Мы стали более эффективно помогать людям за счет больших возможностей хирургии и в большей степени химиотерапии. Мы стали помогать жить долго тем людям, которые раньше жили несколько месяцев после постановки диагноза, если он не был поставлен в начальной стадии, или после рецидива через какое-то время после лечения. Сейчас болезнь можно перевести в хроническую стадию: то есть метастазы могут быть, но они не будут развиваться.

В какой-то степени есть рост и по отдельным заболеваниям в молодом возрасте. Трудно сказать, с чем это связано. Но есть определенные факторы риска, которые тоже важны. Они просты, но знать о них нужно, они не так уж и банальны, потому что определены на основании серьезных научных эпидемиологических исследований. Известно, что курение, жирная пища, гиподинамия, недостаточное употребление клетчатки в пищу, избыточное употребление термически обработанного красного мяса — это те вещи, которые точно увеличивают заболеваемость онкологической патологией. Это надо иметь в виду, чтобы осуществлять профилактику.

— Часто ли в столичные больницы за помощью обращаются жители других регионов? Сложно ли получить им помощь?

Выстраивается ли сотрудничество в данной сфере с министерствами здравоохранения в регионах?
— Мы выстраиваем отношения с регионами, недавно к нам приезжали коллеги из Карелии, Якутии. Приезжали и из департаментов Белоруссии и Армении.

Конечно, в Москву едут лечиться из других регионов. Хирургическую помощь можно получить без проблем, надо только иметь направление. Между регионами существует система взаиморасчетов, и можно лечиться по ОМС в большинстве случаев.

— Насколько активно происходит обмен опытом с зарубежными коллегами? Часто ли московские врачи выезжают за рубеж на обучение или презентацию своего опыта? Есть ли те, кто приезжает для этих целей в Москву?

— Мы абсолютно интегрированы в мир. Многие московские врачи, в частности, врачи нашего учреждения, которые стоят во главе каждого отделения, являются opinion — лидерами (лидерами мнений — ред.). И это молодые люди, им плюс-минус 40 лет, самому молодому заведующему отделением вообще 31 год. Врачи постоянно выезжают с лекциями, у нас достаточно большой опыт в определенных направлениях, чтобы иметь возможность его презентовать. Скажем, по хирургии поджелудочной железы у нас самый большой опыт в Европе и Азии и один из самых больших в мире. Может быть, только в Америке есть пара клиник, которые сопоставимы с нами. Нас много приглашают с лекциями.

К нам также приезжают и учиться. Например, через три недели у нас будет курс European digestive surgery при участии европейского общества хирургов желудочно-кишечного тракта. В курсе будет около 40 участников как со стороны европейцев, так и с нашей стороны. Около 18 профессоров-лидеров в своих направлениях будут читать здесь лекции. Нас попросили организовать этот курс, зная наши успехи и наработки в хирургии желудочно-кишечного тракта, как в малоинвазивной, так и в онкохирургии. У нас абсолютно паритетные отношения взаимного обмена. Публикации, которые мы готовим, выпускаются в ведущих мировых журналах с очень хорошим рейтингом, в этом плане у нас все хорошо.

Что еще касается поездок: много врачей выезжают по разным программам. Например, было несколько программ от правительства Москвы, когда московские доктора отправлялись учиться в ведущие клиники Европы и Кореи. Мы достаточно активно находим возможности для отправления наших молодых сотрудников за рубеж и с докладами, и для обучения.


Возврат к списку

Поделиться:

Полезные ссылки